Please Install Woocommerce Plugin
Please Install Woocommerce Plugin
Please Install Woocommerce Plugin

Метро 2033. К далекому синему морю Дмитрий Манасыпов

26.07.2014 valrkejol65 5 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Метро 2033. К далекому синему морю Дмитрий Манасыпов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

С полустертой звездой на облезших воротах. С еле заметными номером войсковой части и двуглавым орлом. Завалившееся двухэтажное здание у КПП. Жирная грязь под ногами. Ярость, плавно перетекающая в опасность. Опасность, колюче поблескивающая черными гранями злобы, превращающаяся в смерть. Смерть, лениво и тихо, приближалась к бывшему учебному центру войсковой части. Кралась под шелестящими потоками, низвергающимися с неба.

Хитро смотрела темными провалами на рыжие всполохи за стеной. Пряталась за ревом ворочавшейся грозы. Тучи ворчали, грохотали, полыхали изнутри, наползая друг на друга. Молнии били белыми сияющими вилами. Протыкали черную брюховину неба, жалили землю. С треском, слышным даже за громом, полыхало дерево. Алое пламя не залить молоком черной коровы. Не залить и дождем. Особенно если вместо воды с неба стегает острыми плетьми кислота. Молния полыхнула еще раз.

Воткнулась ломаными росчерками куда-то за разрушенную стену. Осветила голубым темноту на втором этаже большого ангара. Смешалась с багровыми отсветами пламени, лениво ворочавшегося в двух обрезанных железных бочках. Силы у людей кончились, когда они месили грязь по дороге сюда. Острый запах аммиака, признак кислотного дождя, смешавшегося с обычным, гнал вперед.

Сейчас каждый сидел и отдыхал. Людей в ангаре собралось много, человек десять. Пойду к лошадям схожу. Ржавая, но пока крепкая лестница заскрипела под его шагами. Внизу, подсвеченные еще одной рыже-огненной бочкой, фыркали, сопели, хрустели кормом лошади.

Их было всего пять — три вьючные и две верховые. Самого Чолокяна и его спутника. Тоненькой и замерзшей молодой девчушки, кутавшейся в солдатское синее одеяло у костров. Чолокян, недавно купивший жену, бухтел матерками, глядя наверх, и подкидывал корма своим четвероногим любимцам.

Чолокян, ругавшийся под нос по-армянски, спорить не стал. Дядька внушал уважение ростом, шириной плеч и выражением единственного глаза. Второй, слезящийся и запавший, пересекал жуткий шрам. Волосы серебрились даже в плохом освещении. Дядька не ответил, начав заниматься куртешкой мальчика. Сережка, живой пострел лет двенадцати, смотрел на него во все глаза. Он порывался помочь, но мужик, явно чего-то опасавшийся, запретил ему вставать с лежанки и укутал в плащ-палатку.

Мальчонка, привалившись к рюкзаку, порой кашлял. Прореха во рту темнела внушительно. Красивым и опасным движением матерого хищника. Теперь борьба за выживание человечества будет вестись повсюду!

Идя дорогой стали, он встал на тропу смерти, но, не пройдя и шага, нашел надежду. Новую надежду и новый путь. Опасный, сложный путь, ведущий к тем, дороже кого просто нет. Туда, где он так давно не был. К далекому синему морю. Но, для того, чтобы пройти этот путь до конца, ему придется сперва разобраться с прошлым.

Ведь оно, подобно затаившейся змее, может в самый неожиданный момент нанести смертельный удар…. Доля диалогов в тексте: Привыкнув к тому, что вы упоминаете книгу с сокращенным названием, хочу отметить, что эти четыре буквы несут не меньше мощи, чем появившиеся где-то в районе двухтысячных те самые, знакомые всем буквы с точками.

Внезапно появляющиеся обстоятельства и противники, как крупный калибр прибивают главного героя к земле, кажется еще один шаг, два натужных вздоха — и мы увидим не тот финал, на который надеемся, но нет, по лезвию клинка, талантливо проложенного судьбой между вехами, Морхольд выбирается из очередной передряги. А уж незначительные препятствия, в виде погоды, голода и отсутствия снаряжения отсчитываются автором для главного героя, как горячие свинцовые гостинцы по три патрона 7, Так что с самого названия книга настраивает читателя на непростой путь, лязгая ружейной сталью и предчувствием, именно предчувствием моря Пройдя этот путь вместе с главным героем, вы не пожалеете, все те, кто еще не успел прочитать книгу или кто вообще не знаком с данной серией.

В конце пути каждый найдет свое: Равнодушным не останется никто. Вера в чудо и надежда на лучшее даже в сожженном Войной мире возможны только в одном случае — если у тебя есть самая заветная цель, настоящая, цель всей жизни. И судьба не упустит ни единого шанса взыскать с человека реальную цену, которую приходится платить за достижение цели.

В книге присутствует определенный процент жесткости и порой, жестокости. Но ни глянцевой, выставляемой на показ, а строго дозированной и показанной только там, где без этого нельзя. Автор, как опытный врач, превращает яд в лекарство, а боль идет на пользу. Читатель, минуту назад опасно мнивший себя крутым перцем, как боец, вернувшийся с пары разведвыходов, перед новичком после учебки, моментально получает суровую реальность, как хороший тычок под ребра от старшего опытного товарища: Задумайся, куда и зачем ты бежишь по жизни?

И как бы ты поступил в этой ситуации? Думать, думать и еще раз думать. Любителям придираться к способам и снаряжению для выживания не дано ни одной зацепки. Автор скрупулезно строит свой мир, не упуская ни одной мелочи.

Ведь, как известно, они имеют самое большое значение для любого профессионала. От себя, как хирург, подпишусь под всеми медицинскими случаями в книге; как инструктор по выживанию, могу похвалить и мачете фирмы Tramantina единственная линейка ножей серии, выпускаемая из нормальной стали на родине марки и прочее снаряжение Морхольда все добротно и актуально на фоне описанной Беды.

И как человек, перенесший контузию, стоя аплодирую автору за мастерское описание данного пакостного состояния. В нынешнее время остается очень мало хороших вещей, а личное мастерство сдает позиции перед модой. И поэтому хорошая книга приобретает немалую ценность.

А хорошая художественная книга — как костер в морозную бурю — и тепло, и хорошо, а в голове еще мысли бегают, что уже и не надеялся, а тут вот оно как. Надежно, мощно, качественно и от души.

Я мог бы разобрать книгу с точки зрения 3-х актной структуры Сида Филда. Как в хорошем фильме, там должны быть завязка, интрига, развитие, перелом, негативная оценка, действие врага, падение героя на самое дно, отчаяние, преодоление героем себя и обстоятельств, и финальная победа справедливости. И здесь бы все было в тему и к месту. Taka , 7 мая г. Дом у дороги — это такое место, где можно остановится, подумать, передохнуть. Время здесь если не застывает, то становится вязким и тягучим.

Ты закрываешь глаза, собираешься с мыслями, делаешь глубокий вдох. А потом рывок; грохот снарядов, холодная земля, пропитанная кровью. Движение это жизнь, жизнь — это движение по длинной дороге. Вот я и иду за Морхольдом, который в свою очередь плетётся за кошаком. Кряхтит, скрипит зубами от боли в спине, но идёт. А мне остаётся пожать плечами и следовать за ним. Нет, он не знает, что рядом незримый наблюдатель, но все равно размышляет так, словно его могут услышать.

Порой Морхольда хочется немного осадить: Вот только есть ли смысл? Дяденька уже большой вырос, да и не обратит внимания он на меня. Поэтому просто иду дальше. Иду, наблюдаю и продолжаю молчаливо участвовать в этой странной беседе. Беседе, где говорит только он, надеясь или опасаясь, что его все-таки слышат. После города в лесу по-странному тихо. Может это и правда так, а может простая осторожность не даёт расслабится. Хотя разве до Беды было не так?.. Белым шумом на старой пленке звучит тишина, в доме тепло и уютно.

Вот только почему так спокоен и приветлив хозяин? Напомнил мне старушку Ягу, которая накормит, напоит, в баньке попарит. И лишь потом заговорит. И кот здесь расслаблен, не чувствует угрозы, а значит и ты, Морхольд, можешь отдохнуть. Лист из записной книжки с твоей новой целью. Я чувствую эту тонкую ауру сказки, которую старательно прячут от посторонних глаз.

Вот-вот Морхольд отправится в путь, а я обернусь и совсем не стану удивляться, если дом Лесника поднимется и на курьих ногах побредёт вдоль реки Вообще я не сразу заметила, что название каждой главы — своеобразная отсылка. Да и по содержанию есть что-то такое неуловимое, неосязательное, связанное по ощущениям с тем или иным упоминаниям. Только изменённое, искривлённое словно в старом зеркале. Вывернутое наизнанку, чтобы показать нужную деталь, отбросив все лишнее. Но с суровым прошлым. Таким суровым, что вспоминать не хочется, но все равно вспоминается.

Обрывки, фрагменты, детали, важные здесь и сейчас. Никакой напыщенной философии — никто не философствует во время помывки, или когда очередная тварина хочет сожрать. Гротескные образы окружают на протяжении всего пути.

Усиленные, впадающие в крайности. Безумного, дикого в своей абсурдности, грязного На этом заостряется внимание, это пережёвывается и режется скальпелем, чтобы выпотрошить внутренности. От этого становится даже противно, потому как после всех манипуляций разрезанный и пережеванный образ выбрасывают, выплевывают. Встречные герои действительно словно сошли со страниц народных сказок. Очень понравилась знахарка Жива да, я узнала, кто это.

Такой приятный и тёплый образ получился. И всюду отсылки к нашему, настоящему. Интернет, места, вещи, фильмы, книги, даже реальные люди одних я узнала, насчёт других есть предположения. Словно автор пытается спрятать этот легкий сказочный флёр, замаскировать его.

Но чем дальше идёшь, тем сильнее образы пропитаны этим русским духом, дремучим лесом, мудрыми ведуньями, мужичками-лесовичками. Ну и конечно же злом, опасностью, которым предстоит сопротивляться. Волнительно и страшно за добродушных и человечных путешественников, за их занятный фургон и лосей в упряжке. Но давно пора смирится — хорошее быстро заканчивается, хочется этого или нет.

А на душе все равно осадок поганый. Эх, Морхольд, Морхольд, беду несёшь ты всем, кто встречается на твоём пути. Чуть тронешь ниточку, и остальные, сплетенные с ней, долго вибрируют, но в итоге все равно обрываются. Может, в будущем это изменится? А вообще, главному герою подозрительно часто везёт. Кликман эвакуировал, Юра-Хакер в чувство привёл знакомые все лица Преследование Молотом героя навевает мне мысли о человеке, который бежит от проблем.

Он не решает их, постоянно уходит. И чем это заканчивается? Тем, что происходит между строк: Те, кто осознанно или неосознанно соприкоснулся с Морхольдом, почувствуют на себе жесткую ярость великана, одержимого протагонистом. А Морхольд пойдёт дальше по своему пути, не желая решить эту проблему, продолжая терзать тех, кого встретит, и подвергать опасности хороших людей.

Это даже как-то эгоистично, но он имеет на это право и никому ничего не обязан. Совесть давно уже не мучает. Хотя нет, мучает, но Морхальд все равно сжимает зубы, идёт дальше. Сходить с пути нельзя, останавливаться нельзя. Отсылки — они везде. Любую страницу открой, и будет тебе любой образ или смутно знаком или четко ясен. Это вызывает странное ощущение — словно нынешнюю реальность вывернули, немного изменили, кое-где убрали, кое-где добавили.

Необычный способ показать, что мир всегда останется таким, какой он есть; люди останутся такими, какие они есть. Меняются декорации, меняются времена, но всегда будут вещи постоянные в своей природе. Разговоры, фольклор, люди; воспоминания о прошлом здесь предстали как пласт древней культуры. Упоминания о Ктулху, Дагоне, Звездных войнах восстают, словно реликты, покрытые пылью.

От того странное ощущение: Атмосфера как всегда на высоте. Слова рисуют и тишину леса, и шипение Жути, и завывания вьюги, и шум на рыночной площади. Все это происходит словно рядом с тобой — так чётко и легко все представляется. От самого текста осталось двойственной впечатление. Одни моменты — прямо вкуснота; в других — словно в грязи изваляли с ног до головы.

Особенно понравились флешбеки, такие яркие и четкие картинки. Многие моменты автор смакует и хорошенько разжевывает прежде, чем проглотить.

Особенно в динамичных сценах. А порой и вовсе начинает казаться, что Морхольд вот-вот пробьёт четвёртую стену — так часто он оглядывается, озирается, словно чувствует, что за ним наблюдают и мысли его открыты незримому спутнику. И все таки дорога — это его жизнь. На пути встречаются люди, которые оставили свой след в судьбе.

Нет, не самого Морхольда. Вот не знаю как у других, а у меня возникло стойкое ощущение, что в КДСМ автор раскрыл в первую очередь себя читателю. Не всего, конечно, но показал и рассказал то, что хотел показать. После смерти Молота мне стало даже как-то грустно.

Уж понравился он мне, на самом деле. Даже не смотря на свою кровожадность. Даже больше, чем главный герой.

Из-за этого предпоследнюю главу читала с большим трудом. Зато в последней динамика вернулась и интерес тоже. Автору получилось меня обмануть. И я поверила, зато потом приятно удивилась. В общем КДСМ мне вполне понравились. Были тяжелые и неприятные моменты, были сцены, где я смеялась в голос что было порой неудобно ибо читала на работе, но не суть. Концовка оставила приятное впечатление и сгладила все то, что оставляло тяжелый осадок.

Однозначно теперь надо прочитать Дорогу стали и надежды наверстать упущенное и ждать третьей части. Я как бы и до этого охреневала размахам путешествий героев Вселенной. Тут я просто хмыкнула, ибо явно ж больше может все км? Ну да и аллах с ним, с километражем. Раз решили — пойдем. И да осилит дорогу идущий!

К слову, а чё это так далеко собрались? Бакулин в предисловии к книге сказал сидеть на попе ровно и наводить порядок вокруг, а дела дальние — дальним оставить. Ну уж нет, Морхольд давно хотел, собирался лет эдак 20, а тут прям перст судьбы координаты указал, да волшебного пенделя в нужном направлении выписал, мол, получите — распишитесь.

И пошел Морх за самым ценным. И был у него такой весьма понятный для меня, думаю и для многих, момент: Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров.

По мере приближения к апофеозу невольно замирает дух и в последствии чувствуется желание к последующему многократному чтению. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы "видишь" происходящее своими глазами. Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей. Центром произведения является личность героя, а главными элементами - события и обстоятельства его существования.

Невольно проживаешь книгу — то исчезаешь полностью в ней, то возобновляешься, находя параллели и собственное основание, и неожиданно для себя растешь душой. Гармоничное взаимодоплонение конфликтных эпизодов с внешней окружающей реальностью, лишний раз подтверждают талант и мастерство литературного гения. Пожалуйста, разрешите JavaScript чтобы отправить эту форму. Читать онлайн Моя оценка: