Please Install Woocommerce Plugin
Please Install Woocommerce Plugin
Please Install Woocommerce Plugin

Меланхолия Герард Реве

10.01.2015 wonteauclar 5 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Меланхолия Герард Реве в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Подпольный, скрытый образ жизни многих персонажей Реве способствует развитию болезненных сторон их характеров. Многие персонажи Реве стараются понять смысл событий и предвидеть будущее, используя для этого абсурдные с общепринятой точки зрения методы, и вообще с трудом балансируют на грани безумия.

Представляется возможным отметить их близость с героями Федора Сологуба. Позволю себе привести фрагменты одного из них: Можно указать на определенную близость новелл х гг. Нелепые толстяки, лилипуты, ряженые, несчастные женщины, неприспособленные юноши, атмосфера сгущающегося зла, и обволакивающая повествование затхлость провинциальной жизни… Герард Реве — большой мастер в описании детских душ.

И здесь неожиданно близкой потрясателю нравственных основ оказывается кокетливая красавица и баронесса Алла Головина. Так и маленькие герои новелл Реве имеют уже за плечами историческое и личное прошлое.

Дети Реве и Головиной пребывают в абсурдном мире, созданном по неведомым установлениям взрослых. В комнате мальчика Маартена с потолка свисают человеческие кости, а под колпаком разложены груди, отбитые у фарфоровых статуэток женщин. Брат героя другого рассказа отказался ходить со старым дедушкой в город, и лишь много лет спустя признался, что боялся заблудиться, если дед вдруг умрет.

У Головиной мальчик срезает стеклянные пуговицы с кофточки и показывает сестре: Трехлетний малыш переворачивается с горшком лишь потому, что хочет посмотреть, что нарисовано сбоку. Братья Петя и Андрей, наконец, находят общий язык — немецкий, проведя лето в швейцарских семьях. До того они изъяснялись на чудовищном диалекте парижских трущоб. Вдохновленный трагедией учитель написал картину с соответствующим сюжетом для гимназической церкви.

Дети Головиной и Реве неизбежно отчуждаются, в силу обстоятельств и неудачного воспитания, от родителей. Неудивительно, что вызревает и разражается бунт против родителей, подчас закономерно приводящий к бегству.

Обоих авторов объединяет сожное, но, в целом, неприязненное отношение к Отчизне, являющейся, по сути, метафорической семьей. Понятна и добровольная эмиграция писателей. В случае Реве она связана также с переходом на английский язык в е годы.

Одновременно с творческим обострился и чисто человеческий. Много лет прошло, прежде чем я с ней примирился. Спасительной терапией для Реве стало обращение к эпистолярному жанру: Если кто-то может доверить бумаге свои передряги, неприятности, искушения, сомнения, тот уже сильно продвинулся.

В первой половине х гг. В них автор пытается зафиксировать биение пульса повседневной жизни: Реве сознательно уравнивает в значимости высокое и низкое, чувственное и интеллектуальное, социальное и сексуальное.

Как сейчас выясняется из публикации дневниковых записей Бориса Поплавского, подобные мысли посещали и этого богоискателя и богоборца. И очень характерно, что одновременно с успешной защитой своих взглядов в суде Герард Реве вступает в лоно римско-католической церкви. Юридическое крючкотворство и религиозное подвижничество не могли надолго отвлечь Реве от главного призвания — литературы.

Публикуя эту свою переписку в году, Реве снабдил ее кратким вступлением. Центр печати приходилось постоянно переносить с места на место. Я был обучен типографскому делу, и это знание пригодилось. Фундамент краткости, отличающей мою прозу, заложен в тот период.

Письма Кармиггелта весьма уместно включены в настоящий сборник. Во вступительной заметке он вспоминает необычное чувство юмора Реве, с восхищением отзывается о великолепном стиле младшего коллеги, его ранних захватывающих сочинениях, переходе на английский язык.

В последующие годы мы встречались весьма нерегулярно. Однажды утром, весной года, он забежал ко мне перед визитом к дантисту, поскольку был в моем районе. Мы говорили о его работе. Но депрессии мешали ему работать над книгой.

Переписка прекратилась так же, как и началась — без видимых серьезных причин. Особенной близости между Реве и Кармиггелтом не наблюдалось: Безусловно, двух писателей сближала общая напасть — борьба с алкоголизмом и депрессиями. Без обиняков Реве высказывает свои взгляды на общественную жизнь, будь то взаимоотношения Художника и Общества, проблемы мигрантов, понятия Свободы и Справедливости. Кстати, нет другого искусства, кроме буржуазного. Они думают, что справедливость — это нечто вроде собаки, которая тебя не трогает, но которую, буде таково желание, можно спустить на другого.

Подлинное противоречие — между Городом и Деревней. Горожанин — враг истинного вдохновения. Город — мнимый образец порядка, а в сущности это хаос. Достаточно откровенен Реве и в описании своей личной и повседневной жизни. Окружающий мир полон радостных и горестных происшествий: Но существует также и цветущая жизнь. У себя в поместье мы посадили 4 яблони, 2 груши, 7 ореховых деревьев, 1 миндальное, 1 абрикосовое, 1 вишню.

С гордостью писатель замечает, что одна из бесчисленных и любимых кошек — Панда — уже умеет немножко читать. С горечью, которую Реве прикрывает привычным цинизмом, он пишет об угасании отца: Какую мощную символику использует ополоумевший! С виду он еще во вполне здравом рассудке. Она умерла 14 лет назад, в году. В семейной жизни Реве, подобно морскому берегу, отливы сменяются приливами. Это мучительно, но все же хорошо. Со мной у Мальчиков нет будущего.

Ему не сидится на месте, он моет, чистит, готовит, красит стены и хочет навсегда остаться со мной. Он совершенно неграмотен, но такой милый и нежный, и очень смышленый. Если я в неурочное время прихожу домой, он слушает Дебюсси, Малера или Шуберта, или еще какую-нибудь старую болванку для парика. Но в круговерти повседневных забот Реве никогда не забывает о главном: Вчера я наблюдал мелких остроухих четвероногих; умирая, они нетвердо блуждали в траве.

Их нужно убивать, во имя жизни, но это не есть хорошо. Я имею в виду, что все, что мы делаем или позволяем делать, дурно и грешно. Конечно, религиозные воззрения Реве остаются весьма далеки от ортодоксальных: И потом, когда стареешь и Смерть уже не за горами, осознание того, что ты тленен, тебя не радует.

Религия немного направляет и отводит это недовольство в нужное русло и пытается придать Смерти некий смысл путем объяснения — очень красивая и крайне отважная мысль — что Господь желал быть смертным с нами, дабы мы обрели бессмертие с Ним. Но ты тем временем сидишь старый и пьяный и плюешь в потолок. Главное, за что Реве благодарит Создателя, - это писательский дар: Если плохо — это пишу я сам.

Где Господь выучился так хорошо писать? Эту Божью искру Реве с удовольствием замечает в сочинениях других писателей. Подобная, казалось бы, не требующая усилий, виртуозность кажется невероятной. Это единственный писатель, у которого отсутсвие веры не является недостатком.

О чем же писать человеку, наделенному даром свыше: В сущности, тебя бы надо запинать до смерти, если бы не было грешно тратить на это силы.

Почему человек склонен к агрессии и как культура влияет на уровень насилия. Свобода воли, которой не существует. Усвоение знаний без скуки и зубрежки.

Как победить зависимость от гаджетов и технологий. Как победить хроническую усталость и вернуть себе силы, энергию и радость жизни. В — годах вышла подробная трёхтомная биография Реве, написанная нидерландским литературоведом Норбертом Маасом Nop Maas.

После того, как в е годы стало широко известно о гомосексуальности автора, подчёркнутая асексуальность романа получила новое прочтение [13]. Многочисленные и зачастую повторяющие друг друга романы х годов он стал писать как монологи от первого лица, рассказы о себе и своих любовниках, перемежающиеся рассуждениями о литературе, религии и сексуальности. Реве был одним из первых открытых гомосексуалов в Нидерландах. Он открыто писал о сексе между мужчинами, что шокировало многих читателей.

Другой частой темой была религия. Реве настаивал, что гомосексуальность является лишь одним из мотивов в его произведениях, в то время как более глубокой темой является недостаточность человеческой любви по сравнению с божественной любовью. Эти труды подчёркивают символическое значение религиозных текстов как единственное интеллектуально приемлемое, и настаивают на несущественности вопроса об исторической правдивости Библии.

Реве считает, что религия никак не связана с фактами, моралью или политикой. Эротическая проза Реве частично посвящена его собственной сексуальности, но стремится достичь универсальных обобщений. Его произведения часто описывают сексуальность, как ритуал. Многие сцены носят садистский характер, но садизм сам по себе не является целью.

Это опять связано с поиском высшего смысла в человеческом действии сексе , которое является бессмысленным в его материальной форме. Стиль Реве сочетает литературный и разговорный язык, обладая при этом яркой индивидуальностью. Его юмор и парадоксальное понимание мира часто были основаны на контрасте между экзальтированным мистицизмом и здравым смыслом. Многие читатели плохо понимали иронию , которую содержат его произведения, а также склонность Реве к крайним заявлениям.

Она оказалась коммерчески неуспешной, Реве вернулся в Амстердам и стал работать в литературном журнале "Тирада". Роман "В Бога мы веруем", написанный в Англии, Реве решил не публиковать: Эротический рассказ "Тюремная песня в прозе", завершающий данный сборник, - последний текст, написанный Герардом Реве по-английски.

Он вышел в году отдельным изданием с рисунками Томаса Колхааса. Обо всём этом и не только в книге Меланхолия Герард Реве. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Ох уж эти англичане! Итоги прошедшего месяца, связанные с вашей активностью, наши дорогие участники, уже готовы и теперь Для регистрации на BookMix.