Please Install Woocommerce Plugin
Please Install Woocommerce Plugin
Please Install Woocommerce Plugin

Сорок дней, сорок ночей Анатолий Никаноркин

29.12.2014 patothikin 3 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Сорок дней, сорок ночей Анатолий Никаноркин в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Число один один Бог: Моше, выводящий , извлекающий , величайший из пророков, к рому Господь повелел вывести израильтян из Египта и при посредстве к рого был заключен Синайский завет и дарованы заповеди Торы. Алиф, лам, мим, сад. Святой Патрик — У этого термина существуют и другие значения, см. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим.

Другие книги схожей тематики: Возвращался потом долго и тягуче. Log in No account? Дни Турбиной Александр Ратнер написал сенсационную книгу, которая нужна очень немногим. Когда-нибудь она будет нужна всем и станет, вероятно, классикой биографического жанра, причем качество самого текста — по-моему очень плотного и увлекательного, — тут совершенно ни при чем. Просто это книга важная, написанная о важном, но сейчас мало кто готов серьезно и трезво разбираться в феномене СССР, а Ника Турбина, кумир позднесоветской интеллигенции, имеет к нему прямое отношение.

Заслуга Ратнера не только в том, что он проделал огромную исследовательскую работу, проинтервьюировал добрую сотню людей, знавших его героиню, любивших ее, пытавшихся ее спасти,— но в том, что он сумел рассмотреть историю последнего советского вундеркинда в контексте эпохи, которая эту девочку сначала вознесла, а потом убила.

Чтобы сразу снять серьезный вопрос: Возможно, что помогали бабушка и мама, и Ратнер от этого факта не прячется. Добавлю, что справедливы мнения, высказанные уже после ее смерти, — о том, что стихи ее в большинстве своем были не слишком хороши, и напечатай такое взрослый человек — его бы скорее всего записали в графоманы, в лучшем случае в маргиналы вроде Ксении Некрасовой. Но это совершенно не принципиально, потому что встречал я серьезных художников, которые и о творчестве Нади Рушевой высказывались скептично: И неважно, хороши ли были стихи Ники Турбиной: Сложный, рано выросший — и притом бесконечно инфантильный — ребенок из сложного времени, порождение уникальной страны, феноменально умной, зрелой, культурной — и бесконечно нелепой, неумелой, инфантильной во всем, что касалось жизненной практики.

Ника Турбина погибла потому, что перестала быть кому-либо нужна, а вовсе не потому, что перестала писать стихи. Она могла бы делать это дальше — и лучше, — но столкнулась с двумя кризисами сразу, и погубило ее именно то, что они совпали. Первым кризисом был переходный возраст, вторым — переходный период. Надо было развиваться, пробовать новые техники, общаться с литературной средой — но эта среда перестала существовать.

Выросшая Турбина интересовала всех только как пример бесповоротного и отчаянного падения — и так же, как раньше в ответ на общественный запрос она сочиняла стихи, теперь в ответ на этот запрос она демонстративно и откровенно гибла. Ей надо было вызывать у окружающих ощущение чуда, существовать без этого она уже не могла — и поскольку поэзия таким чудом быть перестала, о чем многие успели тогда написать, осталось чудо безоглядной и жестокой саморастраты.

Это было зрелище непривлекательное, но зато Турбина с прежней наглядностью демонстрировала все стадии распада того самого социума, который недавно носил ее на руках. Точно так же и книга эта рассказывает о крахе системы, которая порождала вундеркиндов. Она вообще-то много чего порождала, и об этом вспоминают куда охотнее, — дефициты, внешние агрессии, внутренние репрессии, большую ложь и государственное насилие на каждом шагу; но вундеркиндов она порождала тоже.

Она носила их на руках, потому что они демонстрировали главную особенность этой системы, выполнение центральной ее задачи — формирование нового человека.

И этот новый человек в самом деле формировался — нигде в мире не было такого количества юных гениев на тысячу граждан: А в СССР это были художники, музыканты, мыслители, спортсмены — их растили в условиях фантастических нагрузок, которых они иногда не выдерживали, но при этом осеняли страстной государственной заботой.

Зорин оказался чуть не единственным вундеркиндом, чья судьба сложилась классически удачно: Больше повезло спортсменам — им, что называется, было куда развиваться, существовали некие гарантии будущего; но сколько тут было покалеченных душ и тел! Ника Турбина была последним таким советским чудом, ею восторгались Евтушенко и Юлиан Семенов — шестидесятники, культивировавшие ту же мечту о новом человеке; но у девяностых была другая мечта, и Ника Турбина в нее совершенно не вписывалась — вне зависимости от того, хороши или плохи были ее стихи, сама она писала их или нет.

А сама Ника Турбина прожила подлинную жизнь поэта — потому что задача поэта в том и состоит, чтобы на собственном примере показывать другим, что происходит. И потому ей суждено литературное бессмертие, и у первой настоящей книги о ней будет долгая счастливая судьба.

Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение. Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка": Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO. Будет произведена лексикографическая сортировка.

Никаноркин, Анатолий Игнатьевич - Сорок дней, сорок ночей: Повесть Карточка Никаноркин, Анатолий Игнатьевич. Повесть Дата поступления в ЭК Таврия, Физическое описание ,[2] с. Тема Десантники в Великой Отечественной войне гг.