Please Install Woocommerce Plugin
Please Install Woocommerce Plugin
Please Install Woocommerce Plugin

Чтение и четьи сборники в русских монастырях XV-XVII вв И. М. Грицевская

28.03.2015 Жанна 4 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Чтение и четьи сборники в русских монастырях XV-XVII вв И. М. Грицевская в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Но если в настоящее время уставному чтению уделяется достаточно много внимания в работах различных исследователей, то келейное чтение как система изучено в значительно меньшей степени. Это может быть объяснено целым рядом причин, и главная из них та, что келейное чтение, в отличии от уставного, представлялось явлением слишком аморфным и неопределенным.

Оно всегда в целом характеризовалось как чтение для назидания вне богослужения, и как таковое, виделось очень индивидуальным, не подверженным регламентации.

Оно не регулировалось уставами, не подчинялось видимым закономерностям. Поэтому работы, посвященные собственно келейному чтению, достаточно малочисленны. Как выяснилось, репертуар келейного чтения представлял собой достаточно строго очерченную систему, эволюционирующую во времени, варьирующуюся в различных книжных монастырских центрах. Исходя из вышеизложенного, в данной работе отдается предпочтение исследованию чтения келейного, хотя и вопросы уставного чтения отчасти тоже освещены.

В связи с этим важнейшее место в исследовании занимает. Необходимо отметить, что разделение уставного и келейного чтения в древнерусском монастыре достаточно условное и относится прежде всего к конкретному функционированию текстов, к конкретным четьим практикам. Один и тот же текст может быть отнесен к уставному чтению, будучи помещен в сборник уставных чтений, или к келейному чтению в сборнике келейном.

Но и разделение сборников на келейные и уставные не абсолютно. Отталкиваясь от внутренней структуры и состава рукописного сборника, его не всегда можно отнести со всей определенностью к уставному или келейному чтению. Между этими типами монастырского чтения не было жесткого разграничения, одни и те же книги могли использоваться и там и тут. Но, тем не менее, келейный сборник все же может быть выделен как определенный тип книги.

Его характеризует целая совокупность примет, таких, как структура обычно некалендарная , состав чаще индивидуальный или неустойчивый , внешний вид обычно небольшой формат, отсутствие украшений и другие. И лишь в этой совокупности играют роль такие характеристики, как сюжетные и жанровые особенности входящих в них текстов: Нами предпринята попытка охарактеризовать древнерусские сборники в целом, выделить общие особенности, вытекающие их четьих практик.

Так, разные типы келейных и четьих сборников существовали везде хотя, конечно, в разных монастырских книжных центрах эти типы воплощались по-разному. Сборники строились из блоков и циклов везде и всегда в Древней Руси хотя эти блоки были разными в разных центрах.

В работе исследован целый ряд сборников келейного чтения, относящихся к различным группам и типам. Так, проанализировано развитие на Руси известного памятника богослужебно-дисциплинарной тематики Скитского устава, являющегося по сути своей сборником устойчивого состава.

Исследовался келейный сборник XVI в. Особое внимание уделено сборникам индивидуального чтения позднего периода, продолжавших развитие келейной четьей традиции как у старообрядцев, так и у тех, кто придерживался послереформенной церкви.

Изучены несколько поздних сборников разнообразного состава, принадлежащих рукописной коллекции Нижегородской областной библиотеки. При проведении археографической работы по описанию собраний рукописных книг. Такого рода классификации, более или менее простроенные и логичные, имеют одну общую особенность: Поэтому в настоящее время терминология, связанная со сборниками келейного чтения, в достаточной мере хаотична.

Исходя из этого, создание классификации сборников келейного чтения является важной и актуальной практической задачей для современной филологии. Диссертация опирается на работы отечественных филологов и историков, связанные с пониманием древнерусской книжности как системы. Никольским был поставлен вопрос о книжности средневековых русских монастырей этого периода как о достаточно строго организованной, исторически сложившейся системе внутри древнерусской письменности.

Проблемы книжности как системы, ее функционирование, взаимодействие внутри нее обширных пластов текстов и макротекстов привлекали исследователей. Эти проблемы ставились и решались в разных аспектах в трудах А. Пиккио, ряда других ученых. Новейшими работами в названном направлении являются исследования Д. Еще одно важнейшее для нашей темы направление исследований древнерусской книжности посвящено древнерусским монастырским библиотекам, их истории, репертуару и структуре, а также келейным библиотекам различных книжников и их кругу чтения.

Для изучения деятельности монастырских библиотек сделано и делается многое. Наиболее значимые из исследований последнего времени -это работы Р. Балаченковой и ряд других. Информацию о келейном чтении может дать изучение деятельности древнерусских книжников-монахов, состава их келейных библиотек, результатов их книжной деятельности, вкладов в монастырские библиотеки, их помет на книгах.

В последнее время активно исследовалась книжная деятельность таких великих книжников, как Кирилл Белозерский, Досифей Соловецкий, Нил Сорский, Ефросин Белозерский, других. Важным для изучения монастырского чтения является исследование регламентации его церковными и монастырскими уставами разных уровней.

Такая регламентация ограничивала репертуар книг, читаемых в монастырях, обуславливала специфические особенности этих книг, характер текстов, включенных в них, конкретные практики чтения, бытующие в различных монастырских книжных центрах, кодикологические особенности отдельных книг, а также характер книжных собраний средневековых библиотек. Комплексам богослужебных и уставных четьих книг, составленным согласно Студийскому и Иерусалимскому уставам, уделялось большое внимание при изучении истории богослужебных уставов у южных славян и на Руси.

Можно назвать труды таких исследователей, как И. Мансветов, Сергий Спасский , Н. Специальный труд, посвященный уставному чтению в соответствии с различными типами богослужебных типиконов принадлежит В.

Из современных исследований необходимо указать на работы А. Однако даже уставное чтение, как показано в настоящей работе, не было отражено в полной мере в уставах, как в Студийском, так и в Иерусалимском. Именно такой статьей, в частности, являлся индекс истинных книг. В предыдущих наших работах3 исследовалась история текста индекса и его репертуар, однако не затрагивался вопрос о роли и функциях этого памятника в книжности. Характеристика читательских сообществ, анализ репертуара и системы чтения, его регламентация - все это важнейшие стороны изучения истории чтения.

Однако не менее важным представляется еще один аспект изучения монастырского чтения - а именно, изучение его закономерностей, связанных с местом в культуре этого вида деятельности. Такого рода работ в исследовательской литературе немного. Анализу проблем чтения в Древней Руси посвящена работа В. Адриановой-Перетц , поставившей вопрос об изучении круга чтения древнерусского писателя.

Важным вкладом в разработку темы келейного чтения следует считать размышления Д. Лихачева о том, что веяния. Статистическому анализу развитию келейного чтения в XV в.

Ряд ценных замечаний о характере русского монастырского чтения высказан в работах Р. Важнейшим источником при изучении истории чтения является отражение его в письменных источниках, в специфических формах организации письма, свидетельствующих о его функционировании в среде книжников. Особенно много писали об этих проблемах исследователи европейского античного и средневекового чтения Р. Изучение основного типа книги русского средневековья - сборников - практически сопрягает в себе все аспекты изучения книжности, как репертуар, так и особенности книжных центров, так и труды отдельных книжников, так и вопросы функционирования сборников в читательской среде, вопросы четьих практик.

Древнерусские сборники как специфическое и очень заметное явление интересовали исследователей во все периоды изучения средневековой русской книжности. Исследованиями сборников занимались Н. Черторицкая и многие другие.

Активно занимались исследованием славянских сборников зарубежные авторы, такие как Р. Неоценимый вклад в изучение сборников был внесен при подготовке описаний рукописных собраний, особенно выполненных такими классиками, как А. Невоструев, иеромонахи Иларий и Арсений, П. Исследования по древнерусской литературе.

Как методическую основу работы необходимо обозначить историко-теоретический метод, разработанный Петербургской текстологической школой. В основе его лежит тщательный и многосторонний анализ рукописных текстов, привлечение к исследованию исчерпывающего круга источников, необходимость интерпретации текстологических фактов, комплексность в изучении текстов, изучение текстологического окружения памятника в сборниках, работы книжников и скрипториев.

Отметим, что на основе базовых методов Петербургской школы ныне возникли новые подходы, осуществляемые в работах ряда исследователей, таких, как Е. Это метод исследования обширных комплексов текстов в книжности, который можно обозначить как историко-функциональный.

Значимыми для разработки методических подходов данной работы являются труды современных европейских исследователей истории чтения. В первую очередь в данном контексте необходимо назвать французского исследователя истории чтения Р.

Шартье и ряд других авторов, изучавших средневековую европейскую книжность и литературу соотносительно с характером чтения в данную эпоху. В области атрибуции и классификации книги методической основой диссертации являются подходы российских археографов и исследователей, разрабатывавшиеся начиная с классических работ А.

Невоструева, иеромонахов Илария и Арсения и кончая современными описаниями, выполненными Р. Древнерусские рукописные сборники различных монастырских собраний: Древнерусские рукописные сборники, содержащие индексы истинных и ложных книг и другие уставные материалы;. Старообрядческие рукописные четьи сборники из собрания Нижегородской областной универсальной научной библиотеки;. Цели и задачи исследования:.

Основной целью представленной работы является исследование разнообразия феноменов монастырского чтения в Древней Руси. Для понимания процессов, происходящих в древнерусской книжности, важное значение имеет изучение чтения в средневековых русских монастырях. Сложившиеся в монастырях практики чтения, его репертуар, сборники, составляемые читателями - вот важнейшие аспекты, исследование которых может внести новый вклад в изучение истории древнерусской литературы.

Четьи практики, возникшие и развивавшиеся в древнерусских книжных монастырских центрах, должны были отвечать требованиям уставов самых разных уровней, обеспечивавших представление о типе и репертуаре чтения. Изучение такого рода регламентации является важной. Репертуар древнерусской книжности организовывался в целостные, изменяющиеся во времени системы чтения, отраженные в развитии такого важнейшего систематизатора древнерусского чтения, каким являлся индекс истинных книг.

Так, в ранних сборниках Кирилло-Белозерского монастыря XV в. В сборниках иосифлянской книжной традиции во второй половине XV в. Четьи сборники, в том числе и келейные, выстраивались для средневековых книжников своего времени некую целостную систему, развитие и существование которой тесно связано со сложившимся в обществе типом чтения. Келейные монастырские сборники представляют собой особый жанр древнерусской литературы, имевший, несмотря на кажущуюся хаотичность, особые закономерности строения, зависимые от существовавшего в древнерусских монастырях типа чтения.

Особенно важна для структуры древнерусских келейных четьих сборников такая характеристика монастырского чтения, как его интенсивность. Классификация келейных сборников состоит из ряда взаимодополняющих и взаимосвязанных классификаций разных уровней, учитывающих различные аспекты структуры и функционирования сборников, а именно классификации функциональная, типологическая, структурная, жанрово-тематическая.

Как важное наследие древнерусской книжности, келейные сборники различной структуры сохранялись в старообрядческой книжности. Структурное сходство старообрядческих сборников и древнерусских сборников является важным элементом своеобразия старообрядческой книжности в целом, пытающейся создавать новые интерпретации в рамках древних форм.

Во Ведении дано обоснование выбора темы, ее актуальности, показана научная новизна, сформулированы цели и задачи исследования, методы решения поставленных задач. Обобщена предшествующая историография вопроса. В разделе освещаются вопросы значения и регламентации чтения в русских монастырях в период бурного развития монашеской кулыуры на Руси в XV-XVII вв. В этот период оно становится если не обязательным, то весьма желательным и важным элементом жизни монахов. Чтобы правильно подойти к проблеме келейного чтения как части системы средневековой книжности, необходимо понять его место в уставах монастырей1.

В работе рассмотрены указания о чтении, имеющиеся в различного рода уставах и уставных статьях. Такие указания в русской книжности немногочисленны. Так, косвенные указания на порядок соборного и келейного чтения можно найти в различных статьях Студийского устава. Более или менее обширную информацию о чтении в русских средневековых монастырях дают дошедшие до нас монастырские уставы. Есть указания на порядок келейного чтения в таком распространенном и важном для русского средневековья памятнике, как Скитский устав Русской редакции.

При этом строго разделялось чтение при келейном богослужении Псалтырь и Евангелие читались стоя и чтение иного рода книги отеческие читались сидя. Чтение в келье могло являться не только частью правила, но также и отдыхом: Важной стороной, регулируемой уставами, являлся не только практика чтения, но и репертуар монастырского чтения.

Именно этому посвящены дошедшие до нас памятники библиографии Древней Руси. Шляпкиным тексту, созданному в Спасо-Прилуцком монастыре 9. Другим видом древнерусских библиографий, регламентирующих репертуар монастырского келейного чтения, являлись индексы истинных и ложных книг, встречающиеся в списках с начала XV в.

Изучение этих памятников дает ключ к пониманию сложных и неоднозначных процессов,. Многие крупные события как русской книжности, так и всей русской культуры отражены в развитии этой древней библиографии. Исследование структуры индексов показывает, что они представляли собой сложное сращение целого ряда произведений и правил, регламентирующих чтение. Индексы являлись постоянной частью Иерусалимских уставов и Кормчих.

Они входили в Русскую редакцию Скитского устава. Представляется, что индексы не могли регламентировать уставные чтения, которые уже были регламентированы значительно более высоким в иерархическом отношении документом - служебным уставом. Скорее, они устанавливали состав келейного монастырского чтения. Келейное чтение и индексы истинных книг в книжной традиции Кирилло-Белозерского и Троице-Сергиева монастырей. Исследование внутреннего устроения Кирилло-Белозерского монастыря на ранней стадии его существования является одной из ключевых проблем в изучении древнерусской монашеской культуры.

Уже в древнейшей части памятника11 индивидуальному монашескому чтению уделяется достаточно много внимания. Таким образом, книжное чтение здесь предпочтительнее рукоделия. Индексы истинных и ложных книг были весьма популярны в монастыре. При этом несомненное предпочтение книжники монастыря отдавали индексам Основного типа обеих Кратких редакций - из 12 списков 10 приходится именно на эти две редакции.

Еще два списка индексов вошли в состав знаменитых Ефросиновских сборников. Индексом занимались крупнейшие книжники, связанные с традициями Кириллова монастыря - Нил Сорский и Гурий Тушин. Большинство кирилловских рукописей, содержащих индексы, хорошо известны в науке, значимы для истории древнерусской книжности, вышли из-под пера известных деятелей русской культуры или принадлежали им.

Более того, индекс является в этих сборниках весьма важным элементом, а возможно, и одним из ключевых компонентов, позволяющих сделать ряд выводов о круге чтения их составителей. Иное, гораздо менее значимое место занимали индексы в другом крупнейшем книжном центре - Троице-Сергиевой лавре. Очевидно, Лавра не являлась тем местом, где могла быть создана какая-либо редакция индекса или хотя бы группа текстов.

При этом лаврские монахи все же интересовались памятником. С полной уверенностью можно утверждать, что подбор индексов в троицкой монастырской библиотеке не был случайным. Об этом говорит тот факт, что в обширном троицком книжном собрании, так же, как и в собрании Кирилловского монастыря, имелись почти исключительно индексы Кратких редакций. Расширенной редакции, за редкими исключениями по одному индексу в каждом рассматриваемом монастыре не имелось и других типов и редакций индекса.

Таким образом, в отношении индексов в двух крупнейших монастырских книжных центрах XV в. Анализ репертуара Кратких редакций приводит к выводу, что эти редакции памятника противопоставлены Полным именно потому, что в первых не имеется почти никаких указаний на новые тексты, пришедшие на Русь в конце XIV - начале XV в.

Круг чтения, очерченный в Кратких редакциях, весьма архаичен для книжности начала XV в. В репертуар этих редакций входит от 40 до 52 названий и имен авторов, 40 из них мы относим к архетипическим для обеих редакций чтениям. Среди этих последних - 32 имени и названия были хорошо известны и широко распространены в русской книжности до середины XIV в.

Большинство из названий памятников и имен писателей, входящих в первую группу, являлись устойчивым элементом монашеского чтения как в Византии, так и у южных славян и на Руси.

Лишь один памятник, указание на который входило в архетип Кратких редакций, не был, по-видимому, известен русским книжникам до последней четверти XIV в. Это корпус сочинений Дионисия Ареопагита. Таким образом, в обоих монастырях были в ходу лишь индексы, очерчивающие весьма архаичный круг чтения.

Как это соотносится с реальным репертуаром чтения в этих монастырях? На первый взгляд, единства реальной книжности как Кирилло-Белозерского, так и Троицкого монастырей с репертуаром индексов Кратких редакций не должно быть.

Хорошо известно, что названные два монастыря - проводники новых культурных веяний, возникших на рубеже Х1У-ХУ вв. Именно там особо интересовались исихастской теорией и практикой и исихастской литературой. Представляется, что выявленное противопоставление отражает реальное сосуществование в обоих книжных центрах в конце XIV - начале XV в. Это, с одной стороны, архаическая книжность XIV в.

Помимо графико-орфографической системы, новая книжность - это еще и подбор текстов, новых текстов, широким потоком хлынувших на Русь в конце XIV - начале XV в. При этом старая книжность, очевидно, была еще вполне продуктивна - об этом свидетельствует целый ряд рукописей, написанных достаточно поздно.

Таким образом, в обоих монастырях формируются два пласта книжности и два круга чтения: Общим для двух книжных центров является также важное расхождение между реальной книжностью и кругом чтения, обозначенном индексами Кратких редакций, созданных, по-видимому, в Кирилловом монастыре и активно используемых в Троицком. Представляется, что данное положение вещей соотносится с целями составителей индекса истинных книг и ролью этого памятника в регламентации монастырского чтения.

Как известно, в монастырских кельях читались и книги, выходившие за очерченный круг светские сочинения, апокрифы. Однако индекс истинных книг не включал их, поскольку его предмет - особая, с древности сложившаяся репертуарная система. Очевидно, круг этого специфического монашеского чтения. Из анализа индексов и их соотношения с реальными процессами, проходившими в русской книжности начала XV в.

До конца XIV в. Фиксирование в записи произошло только в период, когда она начала размываться: Эта архаическая система и нашла свое отражение в Кратких редакциях истинных книг. Чем была вызвана потребность в кодификации? На этот вопрос пока невозможно дать исчерпывающий ответ. С другой стороны, можно предположить, что книжники осознавали необходимость фиксации и сохранения традиционного, отработанного веками круга келейного чтения.

Важность для монашеской жизни именно этого, архаического круга келейного чтения подчеркивается тем, что в двух крупнейших монастырях почти не было индексов с поновленным кругом чтения. По-видимому, архаический репертуар здесь осознавался как основной, базисный.

Дальнейшее развитие индекс претерпел в других монастырях, в которых круг келейного чтения складывался позже и поэтому органично вобрал в себя уже устоявшиеся в русской книжности новые тексты. История келейного чтения в Иосифо-Волоколамском монастыре сложна и неоднозначна.

В кратком и, как полагают исследователи, более раннем варианте устава Иосифа Волоцкого 12 позиция его в отношении келейных книг очень резка: В более поздней полной редакции памятника позиция Иосифа более мягкая, книги и иконы позволяются в келье по решению настоятеля. Однако и здесь имеются непрямые указания на нежелательность личной келейной библиотеки. Колебания Иосифа в вопросе о келейных бибилиотеках, и стало быть, в вопросе о келейном чтении отразились в последующей истории монастыря. Дмитриева, основная читающая масса волоколамских пострижников имела в своем личном пользовании по несколько богослужебных книг и один или два сборника, состоящих.

Однако в период настоятельства Даниила у волоколамских книжников возникает конфликт с игуменом. Известно, что Даниил потребовал от монахов ради строгости общежития и личного нестяжания не держать в кельях книг, даже монастырских. Неизвестно, чем закончился этот спор Даниила со старцами, но если Даниил все же настоял на своем, то келейное чтение в монастыре стало затруднено. При этом чтение святоотеческой литературы как важная часть монашеской жизни все равно оставалось, но происходило оно уже не в кельях.

Представляется, что информацию о чтении святоотеческих творений в Волколамском монастыре мы можем почерпнуть из волоколамской рукописи конца XVI - первой половины XVII в. По информации этого источника, в соборном чтенми Волоколамского монастыря использовалось 43 сборника 30 сборников минейных чтений и 13 сборников триодных чтений , при этом из каждого сборника использовалось множество статей.

Такое обилие и многообразие соборного чтения не находит соответствия в общепринятых уставах, ни в Иерусалимском, ни в Студийском. Если указания каталога исполнялись полностью, то волоколамские монахи каждый день по многу часов выслушивали самые разнообразные читаемые вслух тексты. Возможно, таким образом Волоколамский монастырь, строго общежительный книжный центр, решал проблему чтения - при отсутствии келейных библиотек и без требования всеобщей грамотности.

Чтение келейное для большинства монахов, по всей вероятности, здесь могло замещаться. Волоколамские четьи сборники XVI в. Митрополит Даниил и его сочинения. Описи книг Иосифо-Волоколамского монастыря и гг. Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности.

Таким образом, в строго общежительном монастыре в связи с особенностями устава келейное чтение не могло быть определяющим. Традиция келейного чтения в таких монастырях то затухала, то вновь проявлялась.

Возможно, были периоды, когда келейное чтение здесь заменялось обширным соборным чтением. История индексов в Волоколамском монастыре не менее сложна и ярка, чем судьба этого памятника в Кирилло-Белозерском монастыре. Из Волоколамского монастыря происходит довольно много списков индексов истинных и ложных книг и целый ряд редакционных видоизменений текста. Можно сказать, что в монастыре не сложилось единой, авторитетной традиции индекса, однако велась настойчивая работа над этим памятником, выливавшаяся в попытки создать новый вариант перечня, более соответствующий имевшимся здесь представлениям о необходимом круге келейного чтения.

Репертуар книг Расширенной редакции еще более полон. Одна из значимых особенностей древнерусского монастырского чтения - его регламентация. Проведенное в монографии исследование данного аспекта позволяет воссоздать идеальное представление об этом виде деятельности у средневековых книжников. Это представление не всегда отвечало действительному положению вещей, однако его необходимо учитывать при исследовании целей, специфики и практик средневекового чтения.

В монографии исследуются древнерусские монастырские четьи сборники с точки зрения особенностей породивших их четьих практик. Проанализирована терминология, применяющаяся при описании келейных четьих сборников, приведена их классификация. Исследуются как особенности строения монастырских четьих сборников, так и специфика их бытования и развития в древнерусской книжности.

Книга предназначается для филологов и историков, исследователей древнерусской литературы и книжности, для преподавателей и студентов исторических и филологических факультетов, а также для всех, интересующихся русской культурой и литературой.

Я старше 18 лет, принимаю условия работы сайта, даю согласие на обработку перс. Подарки к любому заказу от р. Вступить в Лабиринт У меня уже есть код скидки. Здесь будут храниться ваши отложенные товары. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии! Вступить в Лабиринт У меня уже есть аккаунт. Ваша корзина невероятно пуста. Не знаете, что почитать?

Здесь наша редакция собирает для вас лучшие книги и важные события. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р. Пять детских книг в классной сумке. Забирайте заказы без лишнего ожидания. Отложить Мы сообщим вам о поступлении! Об истории — популярно. Март 3 рец. Структура диссертации Введение Во Ведении дано обоснование выбора темы, ее актуальности, показана научная новизна, сформулированы цели и задачи исследования, методы решения поставленных задач.

Обобщена предшествующая историография вопроса. Регламентация келейного чтения В разделе освещаются вопросы значения и регламентации чтения в русских монастырях в период бурного развития монашеской культуры на Руси в XV XVII вв. В этот период оно становится если не обязательным, то весьма желательным и важным элементом жизни монахов. Чтобы правильно подойти к проблеме келейного чтения как части системы средневековой книжности, необходимо понять его место в уставах монастырей.

Такие указания в русской книжности немногочисленны. Так, косвенные указания на порядок соборного и келейного чтения можно найти в различных статьях Студийского устава. Более или менее обширную информацию о чтении в русских средневековых монастырях дают дошедшие до нас монастырские уставы. Есть указания на порядок келейного чтения в таком распространенном и важном для русского средневековья памятнике, как Скитский устав Русской редакции.

При этом строго разделялось чтение при келейном богослужении Псалтырь и Евангелие читались стоя и чтение иного рода книги отеческие читались сидя. Чтение в келье могло являться не только частью правила, но также и отдыхом: Именно этому посвящены дошедшие до нас памятники библиографии Древней Руси. Шляпкиным тексту, созданному в Спасо-Прилуцком монастыре. Изучение этих памятников дает ключ к пониманию сложных и неоднозначных процессов, происходивших в развитии русской книжности на протяжении XV, XVI и первой половины XVII веков.

Многие крупные события как русской книжности, так и всей русской культуры отражены в развитии этой древней библиографии. Исследование структуры индексов показывает, что они представляли собой сложное сращение целого ряда произведений и правил, регламентирующих чтение.

Индексы являлись постоянной частью Иерусалимских уставов и Кормчих. Они входили в Русскую редакцию Скитского устава. Представляется, что индексы не могли регламентировать уставные чтения, которые уже были регламентированы значительно более высоким в иерархическом отношении документом служебным уставом.

Скорее, они устанавливали состав келейного монастырского чтения Келейное чтение и индексы истинных книг в книжной традиции Кирилло-Белозерского и Троице-Сергиева монастырей. Исследование внутреннего устроения Кирилло-Белозерского монастыря на ранней стадии его существования является одной из ключевых проблем в изучении древнерусской монашеской культуры.

Таким образом, книжное чтение здесь предпочтительнее рукоделия. При этом несомненное предпочтение книжники монастыря отдавали индексам Основного типа обеих Кратких редакций из 12 списков 10 приходится именно на эти две редакции. При этом два наиболее ранних списка включены в рукописи, входившие, как полагают исследователи, в личную келейную библиотеку Кирилла Белозерского. Еще два списка индексов вошли в состав знаменитых Ефросиновских сборников. Индексом занимались крупнейшие книжники, связанные с традициями Кириллова монастыря Нил Сорский и Гурий Тушин.

Большинство кирилловских рукописей, содержащих индексы, хорошо известны в науке, значимы для истории древнерусской книжности, вышли из-под пера известных деятелей русской культуры или принадлежали им. Более того, индекс является в этих сборниках весьма важным элементом, а возможно, и одним из ключевых компонентов, позволяющих сделать ряд выводов о круге чтения их составителей.

Иное, гораздо менее значимое место занимали индексы в другом крупнейшем книжном центре Троице-Сергиевой лавре. Очевидно, Лавра не являлась тем местом, где могла быть создана какая-либо редакция индекса или хотя бы группа текстов.

При этом лаврские монахи все же интересовались памятником. С полной уверенностью можно утверждать, что подбор индексов в троицкой монастырской библиотеке не был случайным. Об этом говорит тот факт, что в обширном троицком книжном собрании, так же, как и в собрании Кирилловского монастыря, имелись почти исключительно индексы Кратких редакций.

Расширенной редакции, за редкими исключениями по одному индексу в каждом рассматриваемом монастыре не имелось и других типов и редакций индекса.

Таким образом, в отношении индексов в двух крупнейших монастырских книжных центрах XV в. Анализ репертуара Кратких редакций приводит к выводу, что эти редакции памятника противопоставлены Полным именно потому, что в первых не имеется почти никаких указаний на новые тексты, пришедшие на Русь в конце XIV начале XV в.

Круг чтения, очерченный в Кратких редакциях, весьма архаичен для книжности начала XV в. В репертуар этих редакций входит от 40 до 52 названий и имен авторов, 40 из них мы относим к архетипическим для обеих редакций чтениям.

Среди этих последних 32 имени и названия были хорошо известны и широко распространены в русской книжности до середины XIV в. Большинство из названий памятников и имен писателей, входящих в первую группу, являлись устойчивым элементом монашеского чтения как в Византии, так и у южных славян и на Руси. Лишь один памятник, указание на который входило в архетип Кратких редакций, не был, по-видимому, известен русским книжникам до последней четверти XIV в.

Это корпус сочинений Дионисия Ареопагита. Таким образом, в обоих монастырях были в ходу лишь индексы, очерчивающие весьма архаичный круг чтения. Как это соотносится с реальным репертуаром чтения в этих монастырях? На первый взгляд, единства реальной книжности как Кирилло-Белозерского, так и Троицкого монастырей с репертуаром индексов Кратких редакций не должно быть.

Хорошо известно, что названные два монастыря проводники новых культурных веяний, возникших на рубеже XIV-XV вв.

Именно там особо интересовались исихастской теорией и практикой и исихастской литературой. Представляется, что выявленное противопоставление отражает реальное сосуществование в обоих книжных центрах в конце XIV начале XV в.

Это, с одной стороны, архаическая книжность XIV в. Помимо графико-орфографической системы, новая книжность это еще и подбор текстов, новых текстов, широким потоком хлынувших на Русь в конце XIV начале XV в. При этом старая книжность, очевидно, была еще вполне продуктивна об этом свидетельствует целый ряд рукописей, написанных достаточно поздно. Таким образом, в обоих монастырях формируются два пласта книжности и два круга чтения: Общим для двух книжных центров является также важное расхождение между реальной книжностью и кругом чтения, обозначенном индексами Кратких редакций, созданных, по-видимому, в Кирилловом монастыре и активно используемых в Троицком.

Представляется, что данное положение вещей соотносится с целями составителей индекса истинных книг и ролью этого памятника в регламентации монастырского чтения. Как известно, в Однако индекс истинных книг не включал их, поскольку его предмет особая, с древности сложившаяся репертуарная система.

Очевидно, круг этого специфического монашеского чтения к началу XV в. Из анализа индексов и их соотношения с реальными процессами, проходившими в русской книжности начала XV в. До конца XIV в. Фиксирование в записи произошло только в период, когда она начала размываться: Эта архаическая система и нашла свое отражение в Кратких редакциях истинных книг. Чем была вызвана потребность в кодификации? На этот вопрос пока невозможно дать исчерпывающий ответ.

С другой стороны, можно предположить, что книжники осознавали необходимость фиксации и сохранения традиционного, отработанного веками круга келейного чтения.

Важность для монашеской жизни именно этого, архаического круга келейного чтения подчеркивается тем, что в двух крупнейших монастырях почти не было индексов с поновленным кругом чтения. По-видимому, архаический репертуар здесь осознавался как основной, базисный. Дальнейшее развитие индекс претерпел в других монастырях, в которых круг келейного чтения складывался позже и поэтому органично вобрал в себя уже устоявшиеся в русской книжности новые тексты Соборное и келейное чтение в Волоколамском монастыре История келейного чтения в Иосифо-Волоколамском монастыре сложна и неоднозначна.

В кратком и, как полагают исследователи, более раннем варианте устава Иосифа Волоцкого 12 позиция его в отношении келейных книг очень резка: В более поздней полной редакции памятника позиция Иосифа более мягкая, книги и иконы позволяются в келье по решению настоятеля. Однако и здесь имеются непрямые указания на нежелательность личной келейной библиотеки. Колебания Иосифа в вопросе о 12 Лурье Я. Дмитриева, основная читающая масса волоколамских пострижников имела в своем личном пользовании по несколько богослужебных книг и один или два сборника, состоящих преимущественно из произведений отцов церкви, о чем свидетельствуют сохранившиеся описи книг.

Известно, что Даниил потребовал от монахов ради строгости общежития и личного нестяжания не держать в кельях книг, даже монастырских. Неизвестно, чем закончился этот спор Даниила со старцами, но если Даниил все же настоял на своем, то келейное чтение в монастыре стало затруднено.

При этом чтение святоотеческой литературы как важная часть монашеской жизни все равно оставалось, но происходило оно уже не в кельях.

По информации этого источника, в соборном чтении Волоколамского монастыря использовалось 43 сборника 30 сборников минейных чтений и 13 сборников триодных чтений , при этом из каждого сборника использовалось множество статей.

Практически все названные сборники можно найти в описи монастырских книг за г. Если указания каталога исполнялись полностью, то волоколамские монахи каждый день по многу часов выслушивали самые разнообразные читаемые вслух тексты. Возможно, таким образом Волоколамский монастырь, строго 13 Дмитриева Р.

Волоколамские четьи сборники XVI в. Митрополит Даниил и его сочинения. Описи книг Иосифо-Волоколамского монастыря и гг. Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности. Литературоведение Вестник Нижегородского История келейного университета чтения им. Лобачевского, и индексы истинных , книг 6 2 , с.

История изучения русского права Изучение русского права допетровского периода началось одновременно со становлением научной разработки русской истории. Первые публикации Русской Правды и Судебника Проблема литературного языка Древней Руси. Характер литературного языка, отраженного в анализируемых списках ПВЛ. Исследование ЯЛ невозможно без учета языковых особенностей созданного ею произведения,.

Хронологический список научных трудов Олега Викторовича Творогова за гг. Томска Совет ректоров вузов г. Бахтина Ольга Николаевна доктор филологических наук, профессор кафедры русской и зарубежной литературы. Новая Усмань, Ново-Усманского района, Воронежской области. Лившица, столетие которого отмечалось в г. Лившиц был одним из трех ученыхгуманитариев. Введение Актуальность данного исследования обусловлена тем, что вопрос истории местного управления в период правления Ивана IV из-за малого количества источников недостаточно изучен.

Ежегодно 24 мая все. История монастырских библиотек Русского Севера в последние десятилетия. В диссертационный совет Д Ломоносова доктор физико-математических наук, профессор В. Павлова Давно известно, что начатое Константином-Кириллом и Мефодием большое культурно-историческое дело развилось, расширилось и обогатилось в Болгарии,.

Варапаева Современное монастырское пение: Гуляницкая Объектом настоящего исследования является современное монастырское пение;. Номер и название направления VI. Категории русской культуры в типологическом контексте и историческом развитии.

Русское благочестие, история русской святости,. ОТЗЫВ ведущей организации Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования. Шибаев К вопросу о ранних этапах формирования библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря 1 Библиотека Кирилло-Белозерского монастыря одна из самых известных и крупных сохранившихся древнерусских монастырских.